4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что пожал кадм после того как посеял зубы дракона

Миф о Кадме

В мифе о Кадме мы встречаемся с пережитками тотемизма — это воины, происшедшие от дракона, точнее — выросшие из его зубов. Да и сам Кадм с женой превращаются в змей.

Когда Зевс под видом быка похитил Европу, опечалился ее отец, царь Сидона, Агенор. Ничто не могло его утешить. Он призвал трех сыновей своих — Фойникса, Киликса и Кадма — и послал их отыскивать Европу. Он запретил своим сыновьям под страхом смерти возвращаться домой без сестры. Отправились сыновья Агенора на поиски. Фойникс и Киликс скоро покинули Кадма. Они основали два царства: Фойникс — Финикию, а Киликс — Киликию, и остались в них.

Кадм один отправился дальше искать сестру. Долго странствовал он по свету, всюду расспрашивал о Европе. Разве мог он найти сестру, раз сам Зевс скрыл ее от всех! Наконец, потеряв надежду найти сестру и опасаясь вернуться домой, решил Кадм навсегда остаться на чужбине. Он пошел в священные Дельфы и вопросил там оракула стреловержца Аполлона, в какой стране поселиться ему и основать город. Так ответил Кадму оракул Аполлона:

— На уединенной поляне увидишь ты корову, которая никогда не знала ярма. Следуй за ней, и там, где ляжет она на траву, воздвигни стены города, а страну назови Беотия.

Получив такой ответ, покинул Кадм священные Дельфы. Лишь только вышел он за ворота, как увидел белоснежную корову, которая паслась, никем не охраняемая, на поляне. Кадм пошел за ней со своими верными сидонскими слугами, славя великого Аполлона. Уже миновал он долину Кефиса, как вдруг остановилась корова, подняла голову к небу, громко замычала, посмотрела на следовавших за ней воинов и спокойно легла на зеленую траву. Полный благодарности Аполлону, опустился Кадм на колени, поцеловал землю своей новой родины и призывал благословение богов на незнакомые горы и долины. Кадм тотчас сложил из камней жертвенник, чтобы принести жертву эгидодержавному Зевсу, но так как не было у него воды для жертвоприношения, то послал он своих верных сидонцев за водой.

Невдалеке была вековая роща, которой еще никогда не касался топор дровосека. Среди этой рощи находился глубокий грот, весь заросший кустарником, кругом него лежали нагроможденные в беспорядке громадные камни. Из этого грота вытекал, журча меж камнями, источник с хрустально-прозрачной водой. В гроте же жил громадный змей, посвященный богу войны Аресу. Его глаза сверкали огнем, из пасти, усаженной тройным рядом ядовитых зубов, высовывалось тройное жало, золотой гребень грозно колыхался на голове змея. Когда слуги Кадма подошли к источнику и погрузили уже сосуды в его студеную воду, выполз из грота с грозным шипением змей, извиваясь между камнями своим громадным телом. Побледнели от страха слуги Кадма, выпали у них из рук сосуды, леденящий ужас сковал их члены. Поднялся на хвосте змей; выше вековых деревьев леса его голова с разинутой пастью. Прежде чем кто-нибудь из сидонян мог подумать о бегстве или защите, бросился на них ужасный змей. Погибли слуги Кадма.

Кадм долго ждал возвращения слуг. Уже солнце стало склоняться к западу, длиннее стали тени на земле, а слуг все нет. Дивится сын Агенора, куда же пропали его сидоняне, чего они медлят. Наконец, пошел он по их следам в рощу, прикрывшись, как панцирем, львиной шкурой, опоясанный острым мечом и с копьем в руках, а еще более надежной защитой служило герою его мужество. Кадм вошел в рощу и увидел там растерзанные тела своих верных слуг, на телах их лежал громадный змей. В горе и гневе воскликнул Кадм:

— О верные слуги, я буду вашим мстителем! Или я отомщу за вас, или сойду вместе с вами в мрачное царство теней!

Схватил Кадм камень величиной со скалу, и, размахнувшись, бросил его в змея. От удара этого камня опрокинулась бы крепостная башня, но невредимым остался змей — защитила его твердая, как сталь, чешуя, покрывавшая все его тело. Потряс тогда своим копьем сын Агенора и, собрав всю свою силу, вонзил его в спину чудовища. От копья Кадма не защитила змея его стальная чешуя. По самое древко вонзилось копье в тело змея. Извиваясь, схватил змей зубами копье и хотел его вырвать из раны. Напрасны были его усилия; острие копья осталось глубоко в ране, лишь древко обломил змей Ареса. От черного яда и ярости вздулась шея змея, пена хлынула у него из пасти, свирепое шипение разнеслось далеко по всей стране, весь воздух наполнился смрадом его дыхания. То извивается змей громадными кольцами по земле, то, бешено крутясь, высоко вздымается вверх. Он валит деревья, вырывая их с корнем, и во все стороны разбрасывает хвостом своим громадные камни. Он хочет схватить своей ядовитой пастью Кадма, но, прикрывшись, как щитом, львиной шкурой, герой отражает змея своим мечом. Грызет змей зубами острый меч, но только тупит зубы о его сталь.

Наконец могучим ударом пронзил сын Агенора шею змея и пригвоздил его к дубу, так силен был удар могучего героя.

Согнулся столетний дуб под тяжестью тела чудовища. С изумлением глядит Кадм на сраженного им змея, дивясь его величине. Вдруг раздался неведомый голос:

— Что стоишь ты, сын Агенора, и дивишься на убитого тобой змея? Скоро и на тебя, обращенного в змея, будут дивиться люди.

Смотрит по сторонам Кадм, не знает он, откуда раздался таинственный голос. Содрогнулся герой от ужаса, услыхав такое предсказание; волосы поднялись дыбом на его голове. Чуть не лишившись сознания, стоит он перед убитым змеем. Тогда явилась Кадму любимая дочь Зевса Афина-Паллада. Она велела ему вырвать зубы змея и посеять их, как семена на вспаханном поле.

Кадм сделал, что повелела ему совоокая богиня-воительница. Едва он посеял зубы змея, как — о чудо! — из земли показались сначала острия копий; вот поднялись над пашней гребни шлемов, затем головы воинов, их плечи, закованные в панцири груди, руки со щитами, наконец вырос из зубов дракона целый отряд вооруженных воинов. Увидев нового неведомого врага, схватился за меч Кадм, но один из воинов, рожденных землей, воскликнул:

— Не хватайся за меч! Берегись вмешиваться в междоусобный бой!

Страшная, кровавая битва началась между воинами. Они разили друг друга мечами и копьями и падали один за другим на только что породившую их землю. Их оставалось уже только пятеро. Тогда один из них по повелению Афины-Паллады бросил на землю свое оружие в знак мира. Заключили воины тесную братскую дружбу. Эти воины, рожденные землей из зубов дракона, и были помощниками Кадма, когда он строил Кадмею — крепость семивратных Фив.

Кадм основал великий город Фивы, дал гражданам законы и устроил все государство. Боги Олимпа дали в жены Кадму прекрасную дочь Ареса и Афродиты, Гармонию. Великолепен был свадебный пир великого основателя Фив. Все олимпийцы собрались на эту свадьбу и богато одарили новобрачных.

С тех пор Кадм стал одним из могущественнейших царей Греции. Неисчислимы были его богатства. Многочисленно и непобедимо было его войско, во главе которого стояли воины, рожденные землей из зубов змея. Казалось бы, вечная радость и счастье должны были царить в доме сына Агенора, но не одно счастье послали ему олимпийцы. Много горя пришлось испытать ему. Его дочери, Семела и Ино, погибли на глазах у отца. Правда, после смерти они были приняты в сонм олимпийских богов, но все же потерял Кадм своих нежно любимых дочерей. Актеон, внук Кадма, сын его дочери Автонои, пал жертвой гнева Артемиды. Пришлось Кадму оплакивать и внуков своих.

На старости лет, удрученный тяжким горем, Кадм покинул семивратные Фивы. Со своей женой Гармонией долго скитался он на чужбине и пришел, наконец, в далекую Иллирию. С болью в сердце Кадм вспоминал все несчастия, постигшие его дом, вспомнил он свою борьбу со змеем и те слова, которые произнес неведомый голос.

— Не был ли тот змей, — сказал Кадм, — которого поразил я своим мечом, посвящен богам? Если за его гибель карают меня так тяжко боги, лучше бы мне самому обратиться в змея.

Только промолвил это Кадм, как тело его вытянулось и покрылось чешуей, ноги его срослись и стали длинным извивающимся змеиным хвостом. В ужасе он простирает со слезами на глазах к Гармонии еще сохранившиеся руки и зовет ее:

— О, приди ко мне, Гармония! Коснись меня, коснись моей руки, пока не обратился я весь в змея!

Он зовет Гармонию, много еще хочет сказать ей, но язык его раздваивается, и уже колеблется у него во рту змеиное жало, и из уст его вылетает только шипение. Бежит к нему Гармония:

— О, Кадм! — восклицает она. — Освободись же скорее от этого образа! О, боги, зачем не обратили вы и меня в змею!

Обвился вокруг своей верной жены обращенный в громадного змея Кадм, он лижет ей лицо своим раздвоенным жалом. С печалью гладит Гармония покрытую чешуей спину змея. И Гармонию боги обратили в змею, и вот уже две змеи — Гармония и Кадм.

Читать еще:  Как вылечить кисту без удаления зуба

Под видом змей кончили свою жизнь Кадм и жена его.

LiveInternetLiveInternet

Метки

Музыка

Поиск по дневнику

Друзья

Постоянные читатели

Статистика

ФИВАНСКИЙ ДРАКОН

Фивы (др.-греч. Θήβαι) – в древности главный город Беотии (Βοιωτία, область средней Греции), расположенный на невысоком холме, среди плодородной Аонийской равнины (Αονίας). Город имел круглую форму и был окружен стеной с семью воротами, из-за чего часто назывался Семивратными Фивами.

Согласно греческой мифологии, основателем Фив был Кадм, беотийский герой, сын финикийского царя Агенора и брат Европы, которую похитил Зевс, принявший образ быка. После того, как Европа на спине этого быка была перенесена на Крит, отец послал Кадма в погоню, наказав без нее не возвращаться. Кадму не удалось разыскать сестру, и оракул повелел ему прекратить поиски и следовать за коровой, чтобы на том месте, где она ляжет отдохнуть, основать город. Корова привела его к будущему местоположению Фив, где священный дракон Ареса охранял источник.

«И благодарствует Кадм и, припав, чужую целует
Землю; приветствует он незнакомые горы и долы.
К жертве готовиться стал Юпитеру. Для возлиянья
Слугам воды принести он велит из источников быстрых.
Лес там древний стоял, никогда топором не сеченный,
В нем пещера была, заросшая ивой и тростьем;
Камни в приземистый свод сходились, оттуда обильно
Струи стекали воды; в пещере же, скрытый глубоко,
Марсов змей обитал, золотым примечательный гребнем.
Очи сверкают огнем; все тело ядом набухло,
Три дрожат языка; в три ряда поставлены зубы.»

(Овидий, Метаморфозы III, 24-34)
Умертвив дракона, Кадм, последовав совету Афины, посеял его зубы в землю. Из этих зубов выросли воины, которые тут же вступили в схватку друг с другом; оставшиеся в живых пять воинов (считавшиеся родоначальниками знатнейших фиванских родов) помогли Кадму в строительстве Кадмеи, фиванского акрополя.

По истечении восьми лет искупительной службы, которую Кадм нес в наказание за убийство дракона, он получил разрешение взять в жены Гармонию, дочь Ареса и Афродиты. В конце жизни Кадм и Гармония переселились из Фив в Иллирию, где были обращены в змей (т.е. видимо, сами стали гениями и эпонимами определённого места в Иллирии).

Согласно мифам, родителями дракона, убитого Кадмом, были Арес (Марс) и эриния Фельпуса. Любопытно, что эпоним «Фельпуса» фигурирует и в Аркадии (южнее Беотии). В честь аркадской нимфы Фельпусы (дочери гения реки Ладон), получили свое название город и источник рядом с ним.

Дракона в Беотии именуют либо по имени отца (Аресов змей), либо по имени города основанного Кадмом на этом месте (Фиванский дракон). Хотя, по тем же мифам, город Фивы (Θήβαι) возник уже после того как гений места был убит Кадмом. К тому же, Фивы эпоним размноженный, и на Беотию, (если верить мифам) перенесённый финикийцами. Впрочем, не исключено, что финикийская линия вообще несколько преувеличена, ибо абсолютное большинство эпонимов несут чисто греческую этимологию.

Фива, дочь Асопа – нимфа, эпоним города Фивы в Беотии.
Фива, дочь Килика – эпоним города Фивы в Киликии.
Фива, дочь Тритона – нимфа, эпоним города Фивы в Египте.
Т.е. название города происходит от имени нимфы Фивы (Θήβη), дочери Асопа (Ἀσωπός).

Ἀσωπός ὁ Асоп, река в южной Беотии;
Ἀσωπίς (-ίδος) ἡ Асопида, дочь реки Асоп, т.е. Фива или Эгина.
Кроме того, Асопией (в честь главной реки) называли иногда всю Беотию (например, Еврипид).

Ἀσωπία ἡ Eur. = Βοιωτία
Ещё один интересный эпоним – Исмен (Ἰσμηνός, сын Асопа и Метопы), бог реки, которая протекала в черте города. Воды реки Исмен собирались в Фивах в особом бассейне, так называемом Источнике Ареса.

Хотя, по свидетельству Павсания, источник, где обитал Фиванский змей, показывали рядом с воротами Электры в Фивах (Павсаний. Описание Эллады IX; 10, 1). Близ ворот Электры на холме находился храм Аполлона Исменского.

Ἰσμήνιον, Ἰσμήνειον τό Исмений, храм Аполлона Исменского у ворот Фив Беотийских, Arst. Ἰσμηνός ὁ Исмен, также Ismenius, Ἰσμήνιος, река в Беотии, вытекающая из источника Мелии, к югу от Фив, на Исменском холме (на котором стоял храм Аполлона с оракулом, Hdt. 1, 52); она протекает через Фивы, соединяется с источником Дирке и изливается в озеро Гилику.
Первое, что обращает на себя внимание, из последней цитаты, это то, что, оказывается, у источника реки Исмен было конкретное название: Мелия (Μελία). Тем не менее, дракона, почему-то, не называют «Мелийским» (по имени источника, который он охраняет), но, иногда, называют «Исменским» (Δράκων Ἰσμήνιος), привнося тем самым путаницу с гением одноименной реки Исмен (Ἰσμήνιος), который имеет свою мифическую родословную, и в мифе о Фиванском драконе никак не участвует. Единственное этому объяснение, что название источника Мелия¹ – сравнительно позднее.
____________________________
[1] μελία, ион. μελίη ἡ (дор. gen. pl. μελιᾶν)
1) ясень Hom. etc.
2) копье из ясеня (ἐΰχαλκος Hom.).

Конечно, название источника Мелия (Μελία) можно соотнести с копьём (μελία), которым Кадм убил дракона. Но здесь нужно вспомнить Гесиода, который повествует о нимфах Мелиях (Μελίαι), родившихся из земли, окропленной кровью Урана. «Кровь» и «земля» упомянуты неспроста, сюжет мифа явно опирается на созвучие со словом μέλας (черный, темный, темно-красный). Хотя это слово (μέλας) имеет и другие значения: «мрачный», «жестокий», «зловещий», что, применительно к рассматриваемому мифу о Фиванском драконе, тоже вызывает интересные ассоциации.

Ещё одно наименование Фиванского дракона – Δράκων Αἰώνιος (вечный). Этот эпитет дракон получил от созвучия с названием Аонийской равнины (Αονίας), посреди которой располагались Фивы. Казалось бы, не соизмеримые вещи: источник реки и обширная равнина. Однако, как бы это не показалось странным, но версия с источником реки, возможно, имеет гораздо более позднюю редакцию, нежели привязка дракона к Аонийской равнине в целом.

Более убедительной представляется версия, что убиение Аресова змея (Фиванского дракона) имеет отношение к осушению заболоченной долины.

Главная часть Беотии представляет котловинообразную равнину, окаймлённую со всех сторон кольцом гор. Только на северо-западе кольцо это прорывается, чтобы дать выход реке Кифисос и многочисленным потокам, стекающим с гор, тогда как остальные воды котловины не имеют выхода и просачиваются по подземным трещинам у подошвы гор – катавотрам (καταβόθρα). Вследствие этого, глубже лежащие части котловины представляли в зимние месяцы огромное озеро Копаида, воды которого начинали спадать только в начале мая.

После спадения вод вся залитая раньше местность представляла собой великолепные пастбища и плодороднейшие поля, на которых обильно произрастала пшеница, а в более сырых местах рис и хлопчатник. На юге у прежнего Галиартоса были глубокие болота, по окраинам которых рос тростник, крайне ценившийся в древности как отличный материал для изготовления флейт.

С другой стороны, близость озера вызывала частые лихорадки. С целью увеличить площадь пахотных земель озеро Копаида было полностью осушено. Работы были начаты в 1882 и завершены в 1931 году. Однако озеро осушено не впервые: в XVI веке до н.э. его осушили минийцы – древние жители города Орхомена, которые для этого создали систему туннелей, направив воду в залив. Осушив озеро (или болото), древние обитатели долины (согласно их религиозным представлениям) очевидно убили и гения-хранителя этого озера. Беотия тогда была населена племенами ахейцев, минийцев и кадмейцев. Постепенно ирригационные сооружения разрушились, чему способствовали землетрясения. Беотия и, в частности, район Фив по сию пору является сейсмически активной зоной.


1. Галлиен (253-268). Тир, Финикия. Æ 26mm (14.17g). Av: бюст Галлиена в лавровом венке; IMP С P LIC GALLIENVS AVG. Rv: Кадм, метающий камень в Аресова змея; COL TVRO MET
2. Валериан I (253-260). Тир, Финикия. Æ 27mm (10.83g). Av: бюст Валериана в лавровом венке; IMP C P LIC VALERIANVS AVG. Rv: Кадм, метающий камень в Аресова змея; COL TVRO MET


3. Кадм метающий камень в Фиванского дракона. Краснофигурный кратер, ок. 350-340 до н.э.
4. Кадм сражающийся с Фиванским драконом. Чернофигурная амфора с острова Эвбеи, ок. 560-550 до н.э.

50
Солн­це, высо­ко взой­дя, сокра­ти­ло тем вре­ме­нем тени;
Кадм изум­лен, отче­го так мед­лят това­ри­щи дол­го;
Их начи­на­ет искать. Со льва обо­дран­ной шку­рой
Был он покрыт, копьем, что бли­ста­ло желе­зом, и дро­том
Воору­жен; но была пре­вос­ход­ней ору­жья отва­га.
55
Толь­ко он в рощу вошел и тела уви­дал, а над ними
Змея, сгу­бив­ше­го их, вра­га, огром­но­го телом,
Как он кро­ва­вым лизал язы­ком их пла­чев­ные раны,
«Иль за вашу я смерть ото­мщу, вер­ней­шие дру­ги,
Или за вами пой­ду!» – ска­зал и, про­мол­вив, дес­ни­цей
60
Глы­бу огром­ную взял и с вели­кою силою кинул.
Сте­ны уда­ром его, высо­ки­ми баш­ня­ми гор­ды,
Были бы сокру­ше­ны, – но остал­ся змей невре­ди­мым.
Он, – чешу­ей защи­щен, как некой коль­чу­гой, и чер­ной
Кожей, – могу­чий удар отра­зил их тол­стым покро­вом.
65
Но отра­зить чешу­ей не мог он дро­та, кото­рый
В длин­ный хре­бет его, там, где изгиб сере­дин­ный, вон­зил­ся,
В теле застрял, и в нут­ро цели­ком погру­зи­лось желе­зо.
Змей, от боли бесясь, голо­вою назад обер­нул­ся
И, на ране­нье взгля­нув, заку­сил вон­зен­ное древ­ко;
70
Но хоть его рас­ка­чал во все сто­ро­ны с силой огром­ной,
Вырвал едва из спи­ны: в костях застрял нако­неч­ник.
Ярость обыч­ная в нем силь­нее вски­пе­ла от раны
Све­жей, взду­лось от жил налив­ших­ся зме­е­во гор­ло,
Мут­ная пена бежит из пасти его зачум­лен­ной,
75
Под чешу­ей гро­мы­ха­ет зем­ля; он чер­ным дыха­ньем
Зева сти­гий­ско­го вкруг зара­жа­ет отрав­лен­ный воз­дух.
Сам же, спи­ра­лью кру­ги обра­зуя гро­мад­ных раз­ме­ров,
Вьет­ся, то длин­ным брев­ном под­ни­ма­ет­ся вверх голо­вою,
То, устре­мясь, как поток, навод­нен­ный дождя­ми, он бур­но
80
Мчит­ся впе­ред и леса сокру­ша­ет встреч­ные гру­дью.
Сын Аге­но­ров слег­ка отсту­па­ет; он шку­рою льви­ной
Змея напор задер­жал, насту­па­ю­щий зев не пус­ка­ет,
Пря­мо дер­жа острие. И бесит­ся тот и желе­зо
Твер­дое тщет­но язвит и лома­ет о лез­вие зубы.
85
И начи­на­ла уж кровь из его ядо­ви­то­го нёба
Капать, ста­ла кру­гом окроп­лять мура­ву моло­дую.
Рана все ж лег­кой была, ибо он отсту­пал от уда­ра,
Шею свою отвра­щал уязв­лен­ную, пятясь, желе­зу
В тело засесть не давал и глуб­же мешал погру­зить­ся.
90
Аге­но­рид нако­нец ему лез­вие в глот­ку напра­вил
И, напи­рая, вса­дил; а отход отсту­пав­ше­му дубом
Был пре­граж­ден, и прон­зил одновре­мен­но дуб он и шею.
Согнут был дере­ва ствол паде­ньем чудо­ви­ща; сто­ны
Дуб изда­вал, хво­ста око­неч­но­стью ниж­ней бичу­ем.
95
И побе­ди­тель гля­дит, как велик его враг побеж­ден­ный.
Голос послы­шал­ся вдруг; ска­зать было труд­но отку­да,
Толь­ко послы­шал­ся вдруг: «Что, Аге­но­ра сын, созер­ца­ешь
Змея уби­то­го? Сам ты тоже ока­жешь­ся зме­ем!»

(Овидий, Метаморфозы IV)
_______________________________

Читать еще:  Молочные зубы у детей стоит ли лечить

Кадм и Гармония.

Борьба Кадма со змеем. На рисунке слева направо: бог Посейдон с трезубцем, Гармония, жена Кадма, далее Кадм с мечом, над ним богиня Победа, перед Кадмом богиня Афина, за ней богиня Деметра и ее дочь Кора (Персефона), под Деметрой нимфа Фив, у ног нимфы бог Эрот с венком. (Рисунок на вазе.)

Из книги Николая Альбертовича Куна Легенды и мифы древней Греции

Глава о Кадме в его книге изложена по поэме Овидия «Метаморфозы».

Когда Зевс под видом быка похитил Европу, опечалился ее отец, царь Сидона, Агенор. Ничто не могло его утешить. Он призвал трех сыновей своих — Феникса Фойникса, Киликса и Кадма — и послал их отыскивать Европу. Он запретил своим сыновьям под страхом смерти возвращаться домой без сестры. Отправились сыновья Агенора на поиски. Фойникс и Киликс скоро покинули Кадма. Они основали два царства: Фойникс — Финикию, а Киликс — Киликию, и остались в них.
Кадм один отправился дальше искать сестру. Долго странствовал он по свету, всюду расспрашивая о Европе. Разве мог он найти сестру, раз сам Зевс скрыл ее от всех! Наконец, потеряв надежду найти сестру и опасаясь вернуться домой, решил Кадм навсегда остаться на чужбине. Он пошел в священные Дельфы и вопросил там оракула стреловержца Аполлона, в какой стране поселиться ему и основать город. Так ответил Кадму оракул Аполлона:
— На уединенной поляне увидишь ты корову, которая никогда не знала ярма. Следуй за ней, и там, где ляжет она на траву, воздвигни стены города, а страну назови Беотия.
Получив такой ответ, покинул Кадм священные Дельфы. Лишь только вышел он за ворота, как увидел белоснежную корову, которая паслась, никем не охраняемая, на поляне. Кадм пошел за ней со своими верными сидонскими слугами, славя великого Аполлона. Уже миновал он долину Кефиса, как вдруг остановилась корова, подняла голову к небу, громко замычала, посмотрела на следовавших за ней воинов и спокойно легла на зеленую траву. Полный благодарности Аполлону, опустился Кадм на колени, поцеловал землю своей новой родины и призывал благословение богов на незнакомые горы и долины. Кадм тотчас сложил из камней жертвенник, чтобы принести жертву эгидодержавному Зевсу, но так как не было у него воды для жертвоприношения, то послал он своих верных сидонцев за водой.

Невдалеке была вековая роща, которой еще никогда не касался топор дровосека. Среди этой рощи находился глубокий грот, весь заросший кустарником, кругом него лежали нагроможденные в беспорядке громадные камни. Из этого грота вытекал, журча меж камнями, источник с хрустально-прозрачной водой. В гроте же жил громадный змей, посвященный богу войны Аресу. Его глаза сверкали огнем, из пасти, усаженной тройным рядом ядовитых зубов, высовывалось тройное жало, золотой гребень грозно колыхался на голове змея. Когда слуги Кадма подошли к источнику и погрузили уже сосуды в его студеную воду, выполз из грота с грозным шипением змей, извиваясь между камнями своим громадным телом. Побледнели от страха слуги Кадма, выпали у них из рук сосуды, леденящий ужас сковал их члены. Поднялся на хвосте змей — выше вековых деревьев леса его голова с разинутой пастью. Прежде чем кто-нибудь из сидонян мог подумать о бегстве или защите, бросился на них ужасный змей. Погибли слуги Кадма.

Дракон пожирает спутников Кадма. Хенрик Гольциус

Кадм долго ждал возвращения слуг. Уже солнце стало склоняться к западу, длиннее стали тени на земле, а слуг все нет. Дивится сын Агенора, куда же пропали сидоняне, чего они медлят. Наконец, пошел он по их следам в рощу, прикрывшись, как панцырем, львиной шкурой, опоясанный острым мечом и с копьем в руках. Еще более надежной защитой служило герою его мужество. Кадм вошел в рощу и увидел там растерзанные тела своих верных слуг, на телах их лежал громадный змей. В горе и гневе воскликнул Кадм:
— О, верные слуги, я буду вашим мстителем! Или я отомщу за вас, или сойду вместе с вами в мрачное царство теней!
Схватил Кадм камень величиной со скалу и, размахнувшись, бросил его в змея. От удара этого камня опрокинулась бы крепостная башня, но невредимым остался змей — защитила его твердая, как сталь, чешуя, покрывавшая все его тело. Потряс тогда своим копьем сын Агенора и, собрав всю свою силу, вонзил его в спину чудовища. От копья Кадма не защитила змея его стальная чешуя. По самое древко вонзилось копье в тело змея. Извиваясь, схватил змей зубами копье и хотел его вырвать из раны. Напрасны были его усилия; острие копья осталось глубоко в ране, лишь древко обломил змей Ареса. От черного яда и ярости вздулась шея змея, пена хлынула у него из пасти, свирепое шипение разнеслось далеко по всей стране, весь воздух наполнился смрадом его дыхания. То извивается змей громадными кольцами по земле, то, бешено крутясь, высоко вздымается вверх. Он валит деревья, вырывая их с корнем, и во все стороны разбрасывает хвостом своим громадные камни. Он хочет схватить своей ядовитой пастью Кадма, но, прикрывшись, как щитом, львиной шкурой, герой отражает змея своим мечом. Грызет змей зубами острый меч, но только тупит зубы о его сталь.
Наконец могучим ударом пронзил сын Агенора шею змея и пригвоздил его к дубу, так силен был удар могучего героя.
Согнулся столетний дуб под тяжестью тела чудовища. С изумлением глядит Кадм на сраженного им змея, дивясь его величине. Вдруг раздался неведомый голос:
Что стоишь ты, сын Агенора, и дивишься на убитого тобой змея? Скоро и на тебя, обращенного в змея, будут дивиться люди.

1. Рельеф фронтальной стенки этрусской погребальной урны для пепла. II в. до н. э.
Вена, Музей истории искусств. 2. Чернофигурная керамика, 560 — 550 гг. до н.э., Лувр 3. Кадм, убивающий дракона. Фрагмент росписи килика. Ок. 350–340 гг. до н.э.
Ки́лик (др.-греч. κύλιξ, лат. calix) — древнегреческий сосуд-чаша, плоской формы на короткой ножке.

Смотрит по сторонам Кадм, не знает он, откуда раздался таинственный голос. Содрогнулся герой от ужаса, услыхав такое предсказание; волосы поднялись дыбом на его голове. Чуть не лишившись сознания, стоит он перед убитым змеем. Тогда явилась Кадму любимая дочь Зевса Афина-Паллада. Она велела ему вырвать зубы змея и посеять их, как семена, на вспаханном поле.
Кадм сделал, что повелела ему совоокая богиня-воительница. Едва посеял он зубы змея, как — о чудо! — из земли показались сначала острия копий; вот поднялись над пашней гребни шлемов, затем головы воинов, их плечи, закованные в панцыри груди, руки со щитами, наконец вырос из зубов дракона целый отряд вооруженных воинов. Увидев нового неведомого врага, схватился за меч Кадм, но один из воинов, рожденных землей, воскликнул:
— Не хватайся за меч! Берегись вмешиваться в междоусобный бой!
Страшная, кровавая битва началась между воинами. Они разили друг друга мечами и копьями и падали один за другим на только что породившую их землю. Их оставалось уже только пятеро. Тогда один из них по повелению Афины-Паллады бросил на землю свое оружие в знак мира. Заключили воины тесную братскую дружбу. Эти воины, рожденные землей из зубов дракона, и были помощниками Кадма, когда он строил Кадмею — крепость семивратных Фив.
Кадм основал великий город Фивы, дал гражданам законы и устроил все государство. Боги Олимпа дали в жены Кадму прекрасную дочь Ареса и Афродиты, Гармонию. Великолепен был свадебный пир великого основателя Фив. Все олимпийцы собрались на эту свадьбу и богато одарили новобрачных.

Иллюстрация Гольциуса к «Метаморфозам».

Рубенс, Cadmus and Minerva.

С тех пор Кадм стал одним из могущественнейших царей Греции. Неисчислимы были его богатства. Многочисленно и непобедимо было его войско, во главе которого стояли воины, рожденные землей из зубов змея. Казалось бы, вечная радость и счастье должны были царить в доме сына Агенора, но не одно счастье послали ему олимпийцы. Много горя пришлось испытать ему. Его дочери, Семела и Ино, погибли на глазах у отца. Правда, после смерти они были приняты в сонм олимпийских богов, но все же потерял Кадм своих нежно любимых дочерей. Актеон, внук Кадма, сын его дочери Автонои, пал жертвой гнева Артемиды. Пришлось Кадму оплакивать и внуков своих.
На старости лет, удрученный тяжким горем, Кадм покинул семивратные Фивы. Со своей женой Гармонией долго скитался он на чужбине и пришел, наконец, в далекую Иллирию.[112] С болью в сердце Кадм вспоминал все несчастья, постигшие его дом, вспомнил он свою борьбу со змеем и те слова, которые произнес неведомый голос.
— Не был ли тот змей, — сказал Кадм, — которого поразил я своим мечом, посвящен богам? Если за его гибель карают меня так тяжко боги, лучше бы мне самому обратиться в змея.
Только промолвил это Кадм, как тело его вытянулось и покрылось чешуей, ноги его срослись и стали длинным извивающимся змеиным хвостом. В ужасе он простирает со слезами на глазах к Гармонии еще сохранившиеся руки и зовет ее:
— О, приди ко мне, Гармония! Коснись меня, коснись моей руки, пока не обратился я весь в змея!
Он зовет Гармонию, много еще хочет сказать ей, но язык его раздваивается, и уже колеблется у него во рту змеиное жало, и из уст его вылетает только шипение. Бежит к нему Гармония:
— О, Кадм! — восклицает она. — Освободись же скорее от этого образа! О, боги, зачем не обратили вы и меня в змею!
Обвился вокруг своей верной жены обращенный в громадного змея Кадм, он лижет ей лицо своим раздвоенным жалом. С печалью гладит Гармония покрытую чешуей спину змея. И Гармонию боги обратили в змею, и вот уже две змеи — Гармония и Кадм.
Под видом змей кончили жизнь свою Адам и жена его Ева Кадм и жена его Гермиона Гармония.

Читать еще:  Можно ли вернуть деньги за протезирование зубов

Кадм и Гармония превращаются в змеев.Иллюстрация к «Метаморфозам» Овидия (George Sandy (1632)


Рисунок 17 века

Иллюстрации позаимствовала здесь Дракон Кадма

Холм Голгофа с черепом Адама в основании креста оттуда растут ветви-корни у змеевиков — это тела Кадма и Гермионы

Посох Арона и Патриарший жезл. Cколько голов у змея 2-4-7?

В индуизме семь звезд Большого Ковша ассоциировались с Саптариши — семью риши, мудрецами, творцами вселенной, рожденными Брахмой из своего ума. Звезды Ковша и риши в индуизме — тёзки:

α (Дубхе) — Крату
β (Мерак) — Пулаха,
γ (Фегда) — Пуластья,
δ (Мегрец) — Атри (иногда Агастья),
ε (Алиот) — Ангирас,
ζ (Мицар) — Васиштха,
η (Бенетнаш, Алкаид) — Бхригу.

Эта нестандартная Менора из Елизаветинской Библии

Что пожал кадм после того как посеял зубы дракона

Поиск по сайту:

Новые статьи

Статистика

Кадм, основатель беотийских Фив, превращенный в змея

Кадм, греч. — сын сидонского царя Агенора и его жены Телефассы, основатель беотийских Фив. На фото: кадр из фильма «Василиск: Царь змей» 2006 года.

Молодость провел в Сидоне, на восточном побережье Средиземного моря, в кругу своих братьев Феникса, Килика, Финея, Тасоса и сестры Европы. Когда однажды Европа загадочным образом исчезла, Агенор велел сыновьям отправиться на ее поиски, под страхом смерти запретив им вернуться без нее. Феникс и Килик вскоре отказались от поисков и поселились там, где им понравилось с первого взгляда. Кадм, в конце концов, тоже потерял надежду и вместе с друзьями, сопровождавшими его, отправился в Дельфы, чтобы узнать, где ему поселиться. Устами пифии Аполлон дал ему совет найти корову с белым пятном на лбу, не познавшую ярма, и заложить крепость и город там, где корова ляжет отдохнуть.

Иллюстрация: Кадм и змей Ареса на картине Хендрика Гольциуса.

Кадм послушался совета Аполлона, но, как выяснилось, корова выбрала не самое удачное место. Там не нашлось воды, и поэтому Кадм не мог принести благодарственную жертву богам. Тогда он послал друзей в лес на поиски какого-нибудь источника. Они нашли источник в глубокой пещере, но набрать воды так и не успели. В пещере жил змей с драконьей головой, который тут же их растерзал. Не дождавшись друзей, Кадм пошел искать их, но нашел лишь их бездыханные тела, на которых отдыхал чудовищный змей. Не раздумывая, Кадм бросился на него с копьем в руках и в упорном бою убил его. Как оказалось впоследствии, это был змей бога войны Ареса.

Отчаяние Кадма, лишившегося верных друзей, смягчила богиня Афина, недолюбливавшая Ареса. Она посоветовала Кадму вырвать из пасти чудовища драконьи зубы и засеять ими поле. Кадм так и сделал и с удивлением увидел результаты своего посева: из земли вырос отряд воинов, и — как и полагается воинам — они тут же схватились за мечи и начали уничтожать друг друга. Когда от всего отряда осталось лишь пять самых могучих бойцов, Афина велела им бросить оружие и принести клятву верности своему новому повелителю, будущему царю Кадму.

На иллюстрации: картина Рубенса «Кадм сеет зубы дракона» (или «Кадм и Минерва»).

С помощью этих воинов Кадм построил крепость Кадмею, вокруг которой вырос город с семью воротами в городских стенах — Фивы. Жителям Фив Кадм дал мудрые законы, а для защиты города создал войско, во главе которого стали воины, рожденные из драконьих зубов. Став могучим и богатым царем, Кадм женился. Сами боги выбрали ему в супруги прекрасную Гармонию, дочь Ареса и Афродиты, и лично приняли участие в их свадьбе.

Но поступки богов непредсказуемы, а самым непредсказуемым из богов был свирепый Apec. Хотя он стал тестем Кадма и дедом его детей, Apec никак не мог забыть, что Кадм убил его священного змея. И богиня Артемида, у которой были свои давние счеты с матерью Гармонии, Афродитой, охотно причиняла дому Кадма страдания и горе. Из-за ничтожной, неумышленной провинности она погубила внука Кадма, Актеона. А когда из-за интриг богини Геры Кадм лишился своих дочерей Семелы и Ино, он решил покинуть Фивы: передал власть своему сыну Полидору и переселился вместе с Гармонией в Иллирию.

Кадм никак не мог понять, за что его постигла такая несчастная судьба. Ведь он был справедливым и бесстрашным правителем, заботился о своем городе, а богам приносил обильные жертвы. Размышляя об этом в Иллирии, Кадм вспомнил как-то Аресова змея и произнес: Если все это из-за него, то уж лучше бы боги превратили меня самого в змея! Едва он это сказал, как тело его вытянулось, ноги срослись, а язык разделился надвое. Слова, которыми он призывал к себе Гармонию, чтобы обнять ее напоследок, превратились в змеиный свист. «Боги, зачем и меня вы таким же не сделали змеем?» — воскликнула Гармония. И боги, которые обычно не спешат выполнять просьбы, на этот раз не замешкались. Основатели царского рода семивратных Фив окончили свою жизнь в облике змей. Так сбылось мрачное пророчество, услышанное Кадмом, когда он стоял над поверженным змеем Ареса. Тогда вдруг неведомо откуда послышался голос: «Что, Агенора сын, созерцаешь/Змея убитого? Сам ты тоже окажешься змеем!»

На фото: современная Беотия с развалинами древней крепости.

Так выглядит судьба Кадма по фиванским легендам и мифам, пересказанным Овидием в «Метаморфозах». Однако греческие авторы приводят и другие концовки: некоторые считают, что Кадм и Гармония были превращены не в змеев, а во львов, — но это уже не так важно. По другим данным, Кадм стал царем в стране своего добровольного изгнания и уже в преклонном возрасте обзавелся сыном по имени Иллирос, которое затем перешло на всю эту страну. Пиндар рассказывает, что Зевс решил вознаградить Кадма и Гармонию за все страдания, испытанные ими: он прислал за супругами колесницу, запряженную драконами, кото рая доставила их в Элизий — страну блаженной вечной жизни.

Искусство всегда уделяло внимание судьбе Кадма (особенно композиторы: оперы Люлли «Кадм и Гармония» (1673) и Кунцена «Кадм» (1725). Проявляют к нему повышенный интерес и историки, и археологи. В мифе о Кадме, так же как в мифе о Пелопе, они видят подтверждение гипотезы, что, по меньшей мере, часть греков пришла на свою нынешнюю родину из Малой Азии. Конечно, это всего лишь гипотеза, но раскопки в Кадмее, в центре древних Фив, вынесли на свет цилиндрические печати почти трехтысячелетней давности с клинописью малоазийского типа.

На фото: раскопки мраморного льва на месте гибели Священного отряда из Фив.

Город Кадма был разрушен несколько раз (в мифические времена — потомками «семерых против Фив», в исторические — Александром Македонским, римским Суллой, позже — крестоносцами и турками), но существует до сих пор (в Центральной Греции). Живет и воспоминание о воинах Кадма, хотя и в несколько измененном смысле: выражение «сеять драконьи зубы» сейчас употребляется в смысле «сеять семена раздора» (которые неизменно приводят к гибельным последствиям).

Кадр из фильма: осада Фив Александром Македонским.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector
×
×